Библиотека

Родовое собрание графов Хрептовичей
Библиотека старинного белорусского рода Хрептовичей является предметом интересов сразу нескольких государств. Судьба этого библиотечно-архивного собрания белорусского происхождения, в течение более 100 лет пребывающего в Украине и будоражащего умы как специалистов-историков, архивистов, библиотечных работников, так и тех, кого принято именовать «рядовыми читателями», является примером того, какими сложнейшими и запутанными путями могут иногда перемещаться культурные ценности и как непросто (а порой и невозможно!) решить вопрос о том, кто сейчас является их законным владельцем. История этого собрания породила много научных и околонаучных публикаций, как с белорусской, так и с украинской, российской сторон, вызвала массу домыслов.
И. Л. Хрептович
Основатель библиотеки граф Иоахим Литавор-Хрептович, последний канцлер Великого княжества Литовского, член Эдукационной комиссии, один из учредителей знаменитого Общества друзей науки, выстроил для нее в своем родовом имении Щорсы помещение, в котором разместилось свыше 10 тыс. (по некоторым данным порядка 20 тыс.) книг, рукописей, копий документов.
Иоахим Литавор Хрептович собирал библиотеку на протяжении своей жизни, притом собирательство носило массовый характер, и на стоимость раритетных изданий внимания не обращалось. В библиотеку попало большое количество раритетных изданий уже того времени, не говоря уже о том, какую уникальную информацию теперь несут эти книги.
Иоахим Хрептович использовал любую представлявшуюся возможность для обогащения своей коллекции: скупил богатую библиотеку римского кардинала, поступившую в продажу после его смерти, приобрел редкие издания основателя Варшавской публичной библиотеки, попавшие на рынок после того, как Екатерина II отправила в ссылку их владельца – епископа Иосифа Залуского, купил библиотеки католических монастырей, ликвидированные в Галиции после ее присоединения к Австрии. Агенты графа Хрептовича скупали книги сотнями по всей Европе.
Одним из основных источников стала библиотека европейских старопечатных изданий кардинала И. Империали, книжное собрание которого после его смерти перешло в собственность государства и постепенно было выкуплено частными коллекционерами. Иоахим Хрептович оказался наиболее крупным покупателем. Именно из библиотеки кардинала Империали поступило интересное собрание религиозных памфлетов эпохи Реформации.
Второй крупный источник – часть печально известной библиотеки Залуских, на базе которой возникли две библиотеки: Варшавская публичная и Императорская публичная в Петербурге. Коллекция Залуских представляла собой полный комплект книг польских и иностранных писателей по истории Польши, максимальное собрание всех польских печатных изданий. После ареста российскими властями Залуского помощник библиотекаря стал потихоньку продавать книги. В результате этого было утрачено около 20 тысяч томов. А после взятия Варшавы А. Суворовым, библиотека стала военным трофеем и была вывезена в Петербург. По дороге в северную столицу книги продавались всем желающим. Так ценные и редкие книги появились на аукционах, среди покупателей был и Иоахим Хрептович.
Третий источник – книги из библиотек упраздненных католических монастырей, которые Иоахим Литавор покупал, путешествуя по Европе. Среди этих книг – польские издания XVI—XVIII веков. Также Хрептович регулярно пополнял свою библиотеку текущими изданиями по всем отраслям знаний.
Таким образом была собрана большая частная библиотека, в состав которой вошли западноевропейские и польские издания XV—XVIII веков: античные, древнегреческие произведения, богословская и научная литература, исторические хроники, светские издания из Венеции, Варшавы, Базеля, Лейпцига, Кракова, Гродно, Львова, Полоцка, Слуцка.
Еще в библиотеку попала крупная часть собраний галицких католических орденов, после того как имущество монастырей присоединенной Галиции к Австрии пошло с молотка. Хрептович выкупил библиотеку графа Михаила Раецкого. У него хранилась переписка Богдана Хмельницкого с польскими гетманами, оригинал манифеста Хмельницкого к казакам, дневник польского посольства в Московии в 1686 году, дневник Марины Мнишек. Кроме небольшого количества рукописей в коллекции находились и некоторые фамильные бумаги Хрептовичей, остатки фамильного архива Дуниных-Раецких.
Основными материалами, которыми пополнялось родовое собрание Хрептовичей, были архивные документы, копии по истории Польши и Литвы конца XVI–XVIII в., рукописные и старопечатные книги.
В библиотеке находилась и коллекция старинных карт, которая была пожалована Иоахиму Литавору польским королем Станиславом Августом Понятовским, слывшим заядлым библиофилом и специально приезжавшим в Щорсы полюбоваться на роскошное собрание.
Превратившись со временем в одно из крупнейших по количеству и богатейших по содержанию частных книжных собраний в Беларуси, библиотека исполняла роль публичной. Иоахим Хрептович великодушно позволял пользоваться своим сокровищем всем желающим, более того – создал все условия для их плодотворной работы. Графское поместье в Щорсах стало своеобразным культурно-просветительским центром, поскольку возможность ознакомиться с фондами уникальной библиотеки привлекала в имение Хрептовичей многих ученых, краеведов, общественных деятелей.
Фондами Щорсовской библиотеки в разное время пользовались И. Лелевель, Ю. Ярошевич. Дважды в год, по несколько месяцев, работал там и Адам Мицкевич, собирая материал для «Конрада Валленрода». Здесь он писал свою поэму «Гражина», главный герой которой – новогрудский князь Литавор – назван в честь владельца Щорсов. Обычно каждый, кто здесь работал библиотекарем, становился этнографом или поэтом, настолько сильным и значительным было это родовое собрание. В разное время с коллекцией Хрептовичей работали В. Сырокомля, «байкар» Глинский и поэт Вольский. А Ян Чечот после возвращения из ссылки в Сибири работал у Хрептовичей библиотекарем.
После смерти Иоахима Литавора его сын Адам, работавший в Виленском учебном округе в качестве визитатора литовских школ, старательно пополнял библиотеку новыми изданиями. Известно, что на момент смерти Адама Хрептовича в ней насчитывалось до 7 600 названий, что составляло больше 10 000 томов. Этнограф и историк А. Ельский называет цифру 20 000 томов.
Указанная библиотека и особенно собрание рукописей всегда привлекали внимание ученых. Известно, что в 1822 г. ее посетил профессор Виленского университета И. Онацевич, оставив об этом свои заметки в «Северном архиве». В 1890-е годы библиотеку и рукописное собрание привел в порядок и описал известный польский архивист и археограф С. Л. Пташицкий.
После смерти Адама Хрептовича библиотека больше не пополнялась. Так как у Адама не было прямых наследников, коллекция досталась брату Адама Хрептовича Иринею и его сыну – русскому дипломату Михаилу Хрептовичу, который умер в 1892 г. в Париже. Ввиду бездетности графа его имение и титул перешли к сыну его сестры, Михаилу Аполлинарьевичу Бутеневу, который стал называться графом Хрептовичем-Бутеневым.. С 1899 г. графский титул, имение и библиотека перешли в наследство его брату Константину Хрептовичу-Бутеневу.
Понимая важность и научную значимость библиотеки и рукописного собрания, К. А. Хрептович-Бутенев принял решение передать их такому учреждению, в котором они были бы доступны ученому миру. Ввиду отсутствия университета в Вильне владелец остановил свой выбор на библиотеке Киевского университета Св. Владимира. Для оформления передачи он пригласил в качестве посредника его профессора М. В. Довнар-Запольского.
Составленный в 1909 г. К. А. Хрептовичем-Бутеневым проект условий передачи библиотеки указанному университету, хотя и не является официальным документом, на что обращает в записке 1923 г. профессор Высшего института народного образования им. М. П. Драгоманова (как именовался тогда Киевский университет) (ВИНО) А. П. Оглоблин, тем не менее очень любопытен в интересующем нас плане. На наш взгляд, он-то и является тем самым пресловутым «завещанием», о котором, как «до сих пор не обнаруженном», заявляют некоторые современные белорусские литераторы.
19 сентября 1909 г. проект условий был направлен Библиотечной комиссией Киевского университета в правление последнего и доложен там 25 сентября. В своем проекте условий передачи владелец книжно-рукописного собрания учел, казалось бы, все, однако он не предусмотрел случившейся через 8 лет после составления этого «завещания» Октябрьской революции, в результате которой было отменено право частной собственности и национализированы наряду с прочими и культурные ценности. Он не предусмотрел того, что Виленский университет будет-таки восстановлен в 1919 г., когда Виленщина окажется в составе возрожденного Польского государства. Одним словом, возникшая в 1920-е годы объективная ситуация делала практически невозможной реализацию условий «завещания» К. А. Хрептовича-Бутенева. После же сентября 1939 г. имение Щорсы было национализировано. По рассказам учителя соседней с Щорсами Любчи Н. А. Винера, приехавший в имение представитель советской власти приказал очистить его от книг и сжечь «панские», да еще не на русском языке (здесь находилось около 3 тыс. томов). Учитель пытался спасти книги, вывезти их в какую-либо библиотеку, но уполномоченный был неумолим, и книги предали огню.
Возвращаясь к довоенным событиям, отметим, что согласно с условиями передачи библиотека была перевезена в Киев лишь весной-летом 1914 г. и разделила общую судьбу всей университетской библиотеки, эвакуированной в Саратов. После реэвакуации Университета Св. Владимира книги из щорсовского собрания находились до осени 1921 г. в разных местах библиотеки, оставаясь не разобранными и не закаталогизированными. Лишь осенью 1921 г. после образования Исторического кабинета Высшего института народного образования они были переданы в его распоряжение для разборки и научного использования.
Последующие события развивались следующим образом: в 1927 г. всю библиотеку Киевского университета, включая и щорсовское собрание, передали во Всенародную библиотеку Украины (ныне – Национальная библиотека Украины им. В. И. Вернадского НАН Украины). С началом Великой Отечественной войны, по сведениям известного украинского архивиста В. В. Мияковского, возглавлявшего в 1941–1943 гг. Главный исторический архив им. В. Б. Антоновича в Киеве, – «рукописи из библиотеки …вывезены большевиками при эвакуации в 1941 г. Щорсовский архив был передан в Петербургскую публичную библиотеку».
По данным современных украинских архивистов уцелела лишь часть щорсовской библиотеки, вывезенной в 1941 г. «Сегодня, – пишут они, – из коллекции Хрептовичей в Национальной библиотеке Украины им. В. И. Вернадского НАН Украины осталось лишь около 2 000 томов, которые датируются началом книгопечатания в Европе и до первой половины ХІХ в. включительно».
Что же касается места хранения щорсовского архива, то наши украинские коллеги, ссылаясь на известную работу польского библиографа Е. Хвалевика, считают, что он находится в Российской национальной библитеке (до 1992 г. – Библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина), куда попал в 1925 г.
В 1944 году часть родового собрания графов возвратилось в Киев и по сей день хранится в Национальной библиотеке Украины.
Вопреки своему назначению, составленный акт передачи, призванный облегчить решение вопроса о судьбе наследия Хрептовичей, лишь усложнил ситуацию. В 1919 году вновь открылся Виленский университет, двумя годами позже был создан первый белорусский университет – БГУ. Но теперь говорить о белорусско-литовских землях стало неправомерно: Киев, Щорсы и Вильно оказались в разных государствах. А тот факт, что документ 1909 года сохранился только в машинописной копии, поэтому юридической силы не имеет, окончательно поставил украинскую сторону в тупик.
На сегодняшний день с юридической точки зрения белорусская сторона не имеет права требовать возвращения исторического наследия на родину, поэтому потенциальное решение вопроса Украиной в пользу Беларуси было бы исключительно актом доброй воли. Однако в мировой практике известно мало случаев безвозмездного возвращения ценностей в таком количестве, какое содержит культурное наследие Хрептовичей в Киеве. Белорусские специалисты давно перестали питать иллюзии по этому поводу, а вместо этого нашли альтернативное решение проблемы: было решено проводить совместные научные исследования истории и содержания собрания книг, создать научный каталог. Результатом такой совместной работы и стало электронное издание «Книжное собрание рода Хрептовичей». Но не все так радужно: речь идет о «возвращении» электронных копий всего двух тысяч книг, а это лишь малая часть книжного наследия Хрептовичей.

КАК ПОМОЧЬ ФОНДУ

Нам важен вклад каждого. Ведь делать добрые дела так просто!

Стать волонтером Пожертвовать

МЫ В ИНСТАГРАМ